Главная - Гражданское процессуальное право - Способы защиты адвоката от неправомерного вмешательства в его деятельность

Способы защиты адвоката от неправомерного вмешательства в его деятельность


Федеральным законом;

— истребование от адвокатов, а также от работников адвокатских образований, адвокатских палат или Федеральной палаты адвокатов сведений, связанных с оказанием юридической помощи по конкретным делам, не допускается;

— адвокат, члены его семьи и их имущество находятся под защитой государства. Органы внутренних дел обязаны принимать необходимые меры по обеспечению безопасности адвоката, членов его семьи, сохранности принадлежащего им имущества;

— уголовное преследование адвоката осуществляется с соблюдением гарантий адвокату, предусмотренных уголовно-процессуальным законодательством.

Среди всех видов нарушений гарантий независимости адвоката очевидными адвокатская практика признает три, которые перечислены ниже и соответственно будут раскрыты в дальнейшем.

Способы защиты адвоката от неправомерного вмешательства в его деятельность

Общего кодекса правил для адвокатов стран Европейского Сообщества); — адвокату следует сохранять независимость при рассмотрении как имущественных споров, так и не связанных с материальной заинтересованностью дел. Совет, полученный клиентом от адвоката, теряет смысл, если последний дал его, руководствуясь соображениями собственной выгоды, из каких-либо других корыстных интересов или под воздействием давления извне (п. 2.1.2 Общего кодекса правил для адвокатов стран Европейского Сообщества);

— профессиональная независимость адвоката является необходимым условием доверия к нему (ч. 1 ст. 5 Кодекса профессиональной этики адвоката).

Гарантии независимости адвоката перечислены в ст.

Инфоinfo
Способы зашиты адвоката от неправомерного вмешательства в его деятельность

Независимость — одна из основных составляющих адвокатской про­фессии, поскольку адвокат должен быть свободен от любого давления извне. Статьей 2 Закона об адвокатуре установлено, что кроме прочего адвокат является независимым профессиональным советником по пра­вовым вопросам.

Статья 18 Закона определяет некоторые гарантии независимости, безопасности и неприкосновенности адвоката. Данная статья исходит из общего принципа независимости адвокатуры и ад­воката при осуществлении адвокатской деятельности.


Согласно этому положению никто не вправе диктовать адвокату содержание и формы оказываемой им юридической помощи доверителю, никто не может препятствовать ему в осуществлении адвокатской деятельности и выя­снять характер его взаимоотношений с клиентом.

Кроме того, правомерная деятельность защиты, ее активная и принципиальная позиция не всегда нравится сотрудникам правоохранительных органов, тем более тогда, когда участие защиты фактически «разваливает» дело.

Вот что говорится о значении независимости адвоката в этических кодексах: — задачи, выполняемые адвокатом в процессе профессиональной деятельности, требуют его абсолютной независимости и отсутствия какого-либо влияния на него, связанного в первую очередь с его личной заинтересованностью или с давлением извне. Независимое положение адвоката способствует укреплению в обществе доверия к процедурам правосудия и беспристрастности судей. Таким образом, адвокату следует избегать какого-либо ущемления собственной независимости и не поступаться принципами профессионального долга ради интересов клиента, суда или других лиц (п.

1 способы защиты адвоката от неправомерного вмешательства в его деятельность

Важноimportant
Полученные в ходе оперативно-розыскных мероприятий или следственных действий (в том числе после приостановления или прекращения статуса адвоката) сведения, предметы и документы могут быть использованы в качестве доказательств обвинения только в тех случаях, когда они не входят в производство адвоката по делам его доверителей. Указанные ограничения не распространяются на орудия преступления, а также на предметы, которые запрещены к обращению или оборот которых ограничен в соответствии с законодательством Российской Федерации (п. 3 ст. 8 Закона об адвокатуре ). При этом проведение в отношении адвоката обыска, связанного с доступом к материалам адвокатского производства, допускается только по судебному решению, в котором должны быть указаны конкретный объект поиска и изъятия, а также сведения, служащие законным основанием для проведения обыска.

Требование специального разрешения и создание иных незаконных препятствий для адвокатской деятельности, вмешательство в адвокатскую деятельность, проявление неуважения к адвокату влекут ответственность, предусмотренную законодательством Республики Таджикистан».

Закон Кыргызской Республики от 21 октября 1999 г. № 114 «Об адвокатской деятельности», ст. 16: «Адвокат не может быть привлечен к дисциплинарной, гражданско-правовой, административной или уголовной ответственности за высказанное им при выполнении профессиональных функций мнение, за заявление, сделанное в суде либо перед правоохранительным органом, а также за любые действия, осуществляемые в соответствии с признанными профессиональными обязанностями и этическими нормами»; ст. 17: «Профессиональные права, честь и достоинство адвоката защищаются законом.

Решение о возбуждении уголовного дела в отношении ад­воката либо о привлечении его в качестве обвиняемого, если уголовное дело было возбуждено в отношении других лиц или по факту соверше­ния деяния, содержащего признаки преступления, принимается руково­дителем следственного органа Следственного комитета РФ по субъекту Российской Федерации (п. 10 ч. 1 ст. 448 УПК).

В соответствии с п. 2 ст. 18 Закона об адвокатуре адвокат не может быть привлечен к какой-либо ответственности (в том числе после при­остановления или прекращения статуса адвоката) за выраженное им при осуществлении адвокатской деятельности мнение, если только вступившим в законную силу приговором суда не будет установлена виновность адвоката в преступном действии (бездействии).

Разумеется, при соблюдении всех рекомендаций к организации преодоления незаконных методов, которые будут рассмотрены в последующей работе. Подпункт 3 пункта 4 статьи 6 Закона об адвокатуре: Адвокат не вправе занимать по делу позицию вопреки воле доверителя, за исключением случаев, когда адвокат убежден в наличии самооговора доверителя Данное положение является одним из первичных постулатов, основой основ защитительной деятельности адвоката.

Выражение в уголовном судопроизводстве позиции вопреки воле доверителя является одним из видов нарушений адвокатов, совершаемых против своего клиента либо из ложно понятых его интересов.

Законе, но и «дублируются» в иных нормативно — правовых актах, прежде всего в УПК РФ, а потому уже рассмотрены нами в предыдущих главах работы.

Здесь же предпримем попытку дать краткую характеристику тех противоправных деяний адвокатов, которые нарушают только требования Закона об адвокатуре. Подпункт 1 п. Данная норма запрещает адвокату, выполняющему функцию защитника или доверителя в уголовном судопроизводстве, принимать поручения от подозреваемого, обвиняемого и других доверителей, если при этом адвокат осознает, что при выполнении поручения неизбежно совершение правонарушений: уголовно — наказуемых, административных, налоговых, гражданских и т.

Есть все основания утверждать, что незаконные поручения — это настоящая беда, бич адвокатуры современного периода.

Закона об адвокатуре гарантии сохранения адвокатской тайны имеют приоритет над положениями УПК РФ, что, безусловно, в определенной степени ограничило «чрезмерное» рвение сотрудников правоохранительных органов.

Кроме того, наблюдается существенный рост случаев вмешательства в адвокатскую деятельность и воспрепятствования этой деятельности со стороны органов дознания и предварительного следствия. Это может свидетельствовать об увеличении количества адвокатов, принципиально и активно отстаивающих права и законные интересов доверителя, не желающих жить так сказать мирно со следствием, не ссориться с ним, не конфликтовать и соответственно формально подходить к исполнению своих обязанностей, к чему еще никак не могут привыкнуть отдельные сотрудники органов дознания и предварительного следствия.

Можно назвать следующие типичные мотивы избрания адвокатом позиции вопреки воле доверителя: 1 стремление помочь расследованию, государственному обвинению. Реализуются обычно «коррумпированными» адвокатами либо имеющими «предшествующий опыт» и так и не «перестроившимися» с мировоззрения обвинителей; 2 стремление помочь другому соучастнику преступления; 3 стремление содействовать организованной преступной группировке, специально нанявшей такого адвоката для контроля над «засветившимся» ее членом.

Обычно реализуются «вовлеченным» адвокатом; 4 стремление навредить, отомстить субъектам расследования, прокурору, судье, желание конфликтовать с ними, невзирая на то что это может навредить подзащитному, доверителю.

Реализуются обычно «неконтактными», «скандальными» защитниками; 5 ошибочное понимание интересов подзащитного, доверителя.

Вряд ли приготовление к клевете может быть признано и нарушением профессиональной этики. Что же, такие действия адвоката вообще не наказуемы? Но давайте обратим внимание, что адвокат принял заведомо для него незаконное поручение, а значит, совершил правонарушение, запрещенное пп.

Сказанное лишний раз демонстрирует, насколько широки возможности работников правоохранительных органов, иных заинтересованных лиц в выборе оснований для привлечения к ответственности недобросовестных адвокатов, если использовать все возможности, предоставляемые действующим законодательством.

Изложенное позволяет предположить и даже настоятельно рекомендовать, чтобы в большинстве представлений, определений, жалоб на незаконные действия адвокатов и, соответственно, в решениях квалификационной комиссии по их рассмотрению фигурировала ссылка на данное правонарушение.

Способы защиты адвоката от вмешательства в его деятельность в случаях нарушения неприкосновенности переписки адвоката; досмотра адвоката; обыска помещения, занимаемого адвокатом; вызова на допрос в качестве свидетеля об обстоятельствах, ставших известными ему в связи с оказанием юридической помощи.

Согласно положениям ст. 450.1 УПК РФ обыск, осмотр и выемка в отношении адвоката (в том числе в жилых и служебных помещениях, используемых им для осуществления адвокатской деятельности), включая случаи, предусмотренные ч.5 ст. 165 УПК РФ, производятся только после возбуждения в отношении адвоката уголовного дела или привлечения его в качестве обвиняемого, если уголовное дело было возбуждено в отношении других лиц или по факту совершения деяния, содержащего признаки преступления, в порядке, установленном ч.1 ст.

В обращении красноярские адвокаты просят оказать помощь в устранении нарушений и обеспечении международных средств защиты прав и законных интересов адвоката.

Вопрос 42. Способы защиты адвоката от неправомерного вмешательства в его деятельность.

Справка о состоянии российской адвокатуры на современной этапе Российская адвокатура действует на основе Конституции Российской Федерации и Федерального закона от Всероссийский съезд адвокатов формирует Комиссию по этике и стандартам, которая занимается формированием этических правил адвокатской деятельности, разработкой профессиональных стандартов, рассмотрением методических вопросов и обобщением дисциплинарной практики.

Вниманиеattention
В случае нарушения этого запрета органами, осуществляющими предварительное расследование, и судебными органами действующее законодательство предусматривает признание недопустимыми полученных таким способом доказательств (п. 2, 3 ч. 3 ст. 56, п. 3 ч. 2 ст. 75 УПК РФ). Во всех остальных ситуациях адвокат рассматривается действующим законодательством как частное лицо и в случае, если ему известны какие-либо обстоятельства, имеющие значение для расследования и разрешения уголовного дела, он может быть вызван для дачи показаний и допрошен. Следует учитывать также позицию Конституционного Суда Российской Федерации, выраженную им в определении от 01.01.01 г.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *